Метод «Песочная терапия»
в психологическом консультировании

История создания метода «Песочная терапия»

Началом использования подноса с песком в психологической практике принято считать конец 1920-х годов.

При работе с детьми игрушки и миниатюры использовали Анна Фрейд, Эрик Эриксон и другие психотерапевты.

Разработанная К.Юнгом техника активного воображения может рассматриваться как теоретическая основа песочной терапии. Создание песочных картин способствует творческому регрессу, работа в песочнице возвращает человека в детство и способствует активизации «архетипа ребенка».

Автор метода «Песочной терапии», швейцарский юнгианский аналитик Дора Кальфф (Dora Kalff), считает что «Картина на песке может быть понята как трехмерное изображение какого-либо аспекта душевного состояния. Неосознанная проблема разыгрывается в песочнице, подобно драме, конфликт переносится из внутреннего мира во внешний и делается зримым». 

Dora Kalff является автором книги «Sandplay«. (Boston: Sigo Press, 1980). В книге описаны случаи из практики.

Песочная терапия в контексте арт-терапии представляет собой невербальную форму психокоррекции, где основной акцент делается на творческом самовыражении клиента.

Эти образы проявляются в символической форме в процессе создания творческого продукта – композиции из фигурок, построений на подносе с песком.

Метод базируется на сочетании невербальной (процесс построения композиции) и вербальной экспрессии клиентов (рассказ о готовой композиции, сочинение истории или сказки, раскрывающий смысл композиции). Песочная терапия применяется как при работе с детьми, так и при работе со взрослыми.

В Швеции Шарлотта Бюлер разработала «тест мира»,  который до сих пор используется в Швеции как диагностический инструмент в детской психиатрии.

Идея использования песка в игре с больными и психологически неблагополучными детьми была реализована Маргарет Ловенфельд в 1930 годах. М.Ловенфельд назвала свою методику – техника «построения мира». Техника «построения мира» была взята из «теста мира».

В 1950-х годах юнгианский психоаналитик Дора Кальфф, изучив методику «построения мира» начала разрабатывать юнгианскую «Песочную терапию», ставшую в впоследствии самостоятельным направлением в психотерапии. Д.Кальфф вначале использовала песочную терапию с детьми, а затем и с взрослыми людьми.

Д.Кальфф положила в основу своего подхода к песочной терапии теорию К.Г. Юнга.

Сегодня метод песочной терапии используют в арт-терапиигештальт-терапии, когнитивно-поведенческой и семейной терапии, в детском психоанализе. 

Песочная терапия – это дополнение к другим видам терапии: визуализации, психодрамы, работы с телом и движением, гипноз и т.д.

Юнгианская песочная психотерапия предполагает использование подноса с песком стандартного размера и большого количества миниатюрных предметов.

Отличие арт-терапевтической практики работы с песочницей от традиционного варианта юнгианской песочной терапии «заключается также в возможности использования фокусирующих техник, связанных с работой на выбранные клиентом темы. Они могут быть связаны с запросом или актуальной проблемой клиента».

Существенное отличие от традиционного варианта юнгианской песочной терапии заключается в использовании интерактивных игр и упражнений.

Применение фокусирующих техник, связанных с песочной терапией на определенную тему и нередко бывает обусловлено неуверенностью и повышенной тревожностью клиента. В условиях краткосрочной терапии, специалист иногда может применять тематический подход.

Основная цель песочной терапии – достижение клиентом эффекта самоисцеления посредством спонтанного творческого выражения.

Основная задача песочной терапии — соприкосновение с вытесненным и подавленным материалом личного бессознательного, его включение в сознание.

Возможности песочной терапии

Данный метод позволяет:

— Проработать психотравмирующую ситуацию на символическом уровне.

— Отреагировать негативный эмоциональный опыт в процессе творческого самовыражения.

— Изменения отношения к себе, к своему прошлому, настоящему и будущему, к значимым другим, в целом к своей судьбе.

— Способствует регрессу клиента к прошлому опыту с целью повторного переживания и освобождения.

— Служит дополнением к другим методам психотерапевтической работы.
 

Показания к песочной терапии

Как правило песочная терапия используется не с первой встречи, за исключением, когда клиент специально направлен для процедуры песочной терапии.

Рекомендуется предлагать песочную терапию в случае, если клиент:

— неспособен объяснить словами то, что он чувствует или думает;

— ограничен в проявлении своих чувств;

— переживает экзистенциальный или возрастной кризис;

— имеет психологическую травму;

— имеет проблемы в принятии решения.

Противопоказания к использованию песочной терапии

Песочную терапию нельзя проводить в следующих случаях:

— дети с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ).

— эпилепсия или шизофрения.

— клиент с очень высоким уровнем тревожности.

— клиент с неврозом навязчивых состояний.

— аллергия на пыль и мелкие частицы.

— легочные заболевания.

— кожные заболевания и порезы на руках.

Однако ряд психологов используют песочную терапию с детьми с СДВГ. На сколько это эффективно с такими детьми, трудно сказать, пока можно опираться на обратную связь с родителями этих детей.

Песок может быть цветным. В работе используется как сухой так и мокрый песок. Выбор с каким песком работать всегда остается за клиентом.
В песочной терапии при работе с клиентом можно использовать сказки, легенды, мифы, притчи. которые подбираются в зависимости от проблемы клиента. Сюжет должен быть понятен клиенту не зависимо от возрастной группы — ребенок это или взрослый человек. У терапевта должна быть подборка притч, метафор, сказок. В ходе работы их можно соединять в одну единую метафору. Одна метафора может плавно переходить в другую.

Рассказ о песках
(притча Адриса Шаха) 

Река, начав путь от источника в далеких горах, миновав разнообразнейшие виды и ландшафты сельской местности, достигла наконец песков пустыни. Подобно тому как она преодолевала все преграды, река попыталась было одолеть и эту. Но вскоре убедилась, что при продвижении в глубь песков, воды в ней остается все меньше и меньше.

И хотя не было сомнения, что путь ее лежит через пустыню, положение казалось совсем безвыходным. Но вдруг таинственный голос, исходящий из самой пустыни, прошептал:

— Ветер пересекает пустыню, это может совершить и поток!

Река тут же возразила, что она лишь мечется в песках и только впитывается, а ветер может летать, и именно поэтому ему ничего не стоит пересечь пустыню.

— Тебе не перебраться через пустыню привычными, испытанными способами. Ты либо исчезнешь, либо превратишься в болото. Ты должна позволить ветру перенести тебя к месту твоего назначения.

— Но как это может произойти?

— Только в том случае, если ты позволишь ветру поглотить себя…

Это предложение было неприемлемо для реки. Ведь в конце концов никто и никогда не поглощал ее. Да она и не собиралась терять свою индивидуальность. Ведь потеряв ее однажды, как сможет она вернуть ее снова?

— Ветер, продолжал песок, именно этим и занимается. Он подхватывает воду, проносит ее над пустыней и затем дает ей упасть вновь. Падая в виде дождя, вода снова становится рекой.

— Но как я могу проверить это?

— Это так, и если ты не веришь, ты не сможешь стать ничем иным, кроме затхлой лужи, и даже на это уйдет многие годы. А ведь лужа, согласись, далеко не то же самое, что река.

— Но как же я смогу остаться той же самой рекой, которой являюсь сегодня?

— Ни в том, ни в другом случае ты не сможешь остаться такой же, — ответил песок. – Твоя основная часть перенесется и снова станет рекой. И даже свою нынешнюю форму существования ты только потому принимаешь за саму себя, что не знаешь, какая часть в тебе является главной и существенной.

Какой-то неясный отклик вызвали эти слова в мыслях у реки. Смутно припомнила она то состояние, когда она, или какая-то ее часть, уже находилась в объятиях ветра. Она вспомнила также – да и вспомнила ли? — что эта, хотя и не всегда очевидная, но вполне задача выполнима.

И речка воспарила в дружелюбные объятия ветра, легко и нежно подхватившего ее и умчавшего вдаль. Достигнув горной вершины, он осторожно опустил речку вниз. А так как у нее были сомнения, она смогла запомнить и запечатлеть в своем уме подробности этого опыта более основательно.

— Да, теперь я узнала истинную сущность, — размышляла река.

Река узнавала, а пески шептали:

— Мы знаем, потому что это день за днем происходит на наших глазах, поскольку из нас песков, и состоит весь путь от берегов реки до самой горы.

Вот почему говорят,
что путь, по которому должен следовать поток жизни, написан на песке.